Четверг, 22.08.2019, 14:49Главная | Регистрация | Вход

О ГЛАВНОМ

КОЙБАЛЬСКАЯ ДУМА

  • История
  • Публикации
  • Фотогалерея

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Промышленность

Кустарное, мелкотоварное промышленное производство, существовавшее в конце 1920-х – начале 1930-х гг. в границах современного Бейского района, как можно предполагать, определялось рыночным спросом и уровнем развития сельского хозяйства тех лет. И имевшимся уже опытом производства изделий и товаров, необходимых в хозяйственной деятельности и повседневном пользовании в быту местного населения. А опыт этот был немалым. Исследователи истории Хакасско – Минусинского края свидетельствуют о значительном развитии здесь в дореволюционный период, наряду с золотодобычей, железоделательным производством, добычей угля и разработкой медных руд, и обрабатывающей промышленности.

В Минусинском округе, как известно, было поставлено на солидную промышленную основу мукомольное дело, маслоделие, солеварение, винокурение и даже сахарное производство. Так, Бейский солеваренный завод получал до 180 тыс. пудов продукции.

Широкое распространение получила кустарная промышленность. Были развиты кожевенное, шорное, кирпичное, кузнечное производство и мыловарение. Вырабатывали деготь и смолу, делали посуду, колеса, телеги, дуги и сани. Выделывали овчину, шили шубы и тулупы, изготавливали кожаные изделия, производили войлок и валенки, вязали шерстяные изделия, шили одежду и обувь, вили веревки, изготавливали холст и рыболовные снасти. Все это производилось местными крестьянами, отдельными ремесленниками и небольшими предприятиями для удовлетворения собственных потребностей и для продажи на рынках.

Почти весь этот комплекс кустарных производств действовал в границах современной территории Бейского района в дореволюционный период и в основном сохранился после установления Советской власти в 1920-е гг., а также послужил основой при создании промышленных артелей вначале 1930-х гг. после проведения коллективизации в сельском хозяйстве.

В материалах И.А. Пряткиной о деревне Черное озеро приводятся воспоминания Лидии Сидоровны Тихонович, которая сообщает: «А какие мастера жили в селе! …..Гончар из местной глины готовил прекрасную посуду, покрытую глазурью: кринки, кружки, чашки, солонки, вазы, горшки, макриты…..Кожу делали сами и шили обувь (рабочую и хромовые сапоги)….Шорник шил и готовил хомуты и сбрую….Шерсть шла на все,…били шерсть, катали потники (войлок) и валенки. Портной Игнат Постников обшивал всю деревню. Холст готовили из льна. Мыло варили в каждом доме. Кузнецы и плотники – свои. Все – свое».

Взять, к примеру, мукомольное производство. До революции только в деревне Табат, как сообщает П.У. Малыхина, опираясь на воспоминания старожилов, «было несколько мельниц: принадлежащая Алене Потылициной называлась Аленина мельница; Королева мельница, принадлежавшая купчихе Королевой, которая жила в селе Иудино; Хохлова; Пцарева; Петухова; Кириллова; Улыбина мельницы. Все они были построены по реке Табат, самая дальняя – Аленина – в трех километрах вверх по реке, в лесу. Все другие на расстоянии не более километра друг от друга. А Кириллова и Улыбина находились прямо в селе. Приезжали размалывать зерно и из других деревень, на одной из мельниц была крупорушка».

Далее у А.А. Байкалова находим, что «до 1936 г. в Табате было 9 мельниц, расположенных на р. Табат. Назывались они по имени или фамилии хозяев: Аленкина, Королевская, Вертеповская, Пцаревская, Петуховская, Тетеркина, Ошаровская, Плынинская, Потаповская. Наводнение 1936 г. по р. Табат смыло три моста и мельницы, осталась одна Тетеркина, которая работала до конца шестидесятых годов».

Еще один автор А.К. Картавцев писал, что в Дехановке «было построено две мельницы, работавших за счет воды. Одна из них, более мощная и практичная, работающая круглый год, принадлежала А. Деханову, а вторая – Потапову.

Доброй славой пользовалась в округе деревня Новоенисейка благодаря работе своей мельницы, которая была построена Загурскими, переселенцами из Могилевской губернии. Действовала водяная мельница в деревне Уты. В колхозе им.С.М. Буденного работала «мельница, где колесо крутили конями» и т.д.

В крупных населенных пунктах, затем во всех колхозах работали кузницы. В Табате, например, действовало несколько кузниц, в которых осуществляли ремонт телег, различной сельскохозяйственной техники, ковали лошадей.

В том же колхозе им.С.М. Буденного помимо мельницы, своего столярного производства (столяр Л. Тихоненко), мастерской, где шили обувь, сбрую, изготавливали хомуты (мастер Кушнарев), работала и своя кузня.

Следует отметить, что этот колхоз, как и большинство коллективных хозяйств на селе во второй половине 1930-х гг., работал по целому ряду направлений сельскохозяйственной деятельности. Кроме разведения крупного рогатого скота и овец в колхозе занимались свиноводством и птицеводством, была своя свиноферма и птицеферма. Но особой гордостью колхоза была племенная конеферма, в которой разводили русско-орловских рысаков. Численность лошадей доходила до 800 голов. Работали на ферме Аверьян Литвинов, Сергей Башкакин, Петр Стриго, Михаил Устяхин.

В 1939 г. был заложен сад, который позднее стали называть Старым садом. Была хорошая пасека. В 1940 г. Трофим Васильевич Севастьянов (бригадир полеводов, парторг) заложил второй сад с культурными сортами яблонь. Колхозники вручную копали канавы, чтобы подвести воду для полива.

Т.В. Севастьянов и П.И. Плотников в 1939 г. ездили в Москву на ВДНХ.

Как видно из вышеприведенных материалов, опыта работы колхоза им. С.М.Буденного, накануне войны в сельхозпредприятии вместе с разведением крупного рогатого скота, овец занимались земледелием, садоводством и пчеловодством. На элементы промышленной основы тех лет была поставлена работа по свиноводству и птицеводству. Весь этот комплекс сельскохозяйственной деятельности дополнялся еще мукомольным и кузнечным производством, работой столярной, скорняжной мастерских и отдельных умельцев, производивших продукцию и оказывавших услуги промышленного характера.

Во второй половине 1920-х – начале 1930-х гг. в районе создаются небольшие промышленные предприятия и первые кооперативные хозяйства, среди которых были трудовые коллективы, также занимавшиеся изготовлением промышленной продукции. В 1928-1929 гг. были организованы Бейские угольные копи на территории Новотроицкого сельского совета. В 1940 г. копи вошли в систему Крайтопуправления. На предприятии работало 30 чел., из них 22 чел. рабочих.

В 1930 г. был создан Уйский лесопильный завод Хакасского Облпрома. Находился на территории Означенского сельского совета вверх по реке Енисей. Трудовой коллектив на заводе состоял из 11 чел., из них рабочих было 7 чел.

Еще в марте 1925 г. в Бее появился электрификационный кооператив. По данным на 1 января 1931 г. В Бейском районе работало 19 кооперативных хозяйств, в их числе действовали промартели «Производственник» с. Табат, имени Стаханова в с. Стахановка Кальского сельсовета и «Вторая пятилетка» с. Бея.

Табатская промышленная артель «Производственник» была создана в 1930 г., первые члены артели – Иван Данковцев, Алексей Бызов, Иван Агибалов. Артель занималась заготовкой и переработкой леса, заготовкой дров, сбором живицы (подсочка); плетением корзин, изготовлением бочек, мебели, повозок. В 1931 г. в артели работало 91 чел.

Учредителями промышленной артели «Вторая пятилетка», образованной в первой половине 1930 х гг. в Бее, были Иван Семенович Марков, Дмитрий Иванович Корчагин, Родион Дмитриевич Воронцов, Антонина Федотьевна Стряпкова, Васса Яковлевна Вакулина. В составе артели действовали: пимокатный, сапожный, портновский, обозно-кузнечный, кожевенный цехи и парикмахерская.

В сапожном цехе-мастерской трудилось 5-6 человек, которые занимались пошивом и ремонтом обуви. Работали качественно, особенно славились сапожники Николай Иванович Кононов и Иван Афанасьевич Полищук. Длительное время этой мастерской заведовал Михаил Клавдеевич Грудинин.

Пимокатным цехом заведовал Зиновий АндреевичТарасов. Работало отделение артели по выделки кож и овчин в с. Табат. Шорными работами, изготовлением и ремонтом хомутов, седелок и шлей, занимался мастер Иннокентий Васильевич Коновалов.

Славилась своими изделиями в районе и за его пределами швейная мастерская, которой многие годы заведовал мастер высокого класса по пошиву верхней одежды Алексей Васильевич Большаков. Затем швейным цехом руководила Ольга Федотьевна Грудинина.

В летнее время артель занималась производством кирпича, в сезон изготавливали 300 тыс. шт. Кирпич шел на поделку и ремонт печей.

Длительное время до самого расформирования артели работал председателем Иван Семенович Марков.

В 1930-е гг. и позже вс. Бея работала промышленная артель им.XVIII съезда Советов (артель инвалидов), которая была создана в 1930 г. В артели инвалидов действовали швейный, пимокатный и сапожный цехи. Материальная база была очень слабой. В швейном цехе трудилась старейшая работница, мастер швейного дела Чичина (В.Ш.Чичинина) Нонна Ильинична. В сапожном цехе работали Тимофей Тычинин, Павел Костенко, Александр Шнель.

Пимокатный цех был малочисленным. Более 35 лет работал в цехе в основном пимокатном, после демобилизации из армии в 1947 г. Петр Иванович Кузьмин. Во время войны действовал цех по изготовлению костылей, находился он в Богословии.

Работала парикмахерская, в которой многие годы трудилась известный мастер Елизавета Смирнова.

Численность работающих в артели составляла около 40 чел. Первым председателем промышленной артели им. XVIIIсъезда Советов был Петр Георгиевич Матрухан. Работали председателями позднее Василий Анфимович Панов, Василий Дудник и некоторое время Михаил Клавдеевич Грудинин.

В январе 1954 г. артель им. XVIIIсъезда Советов объединили с промартелью «Вторая пятилетка». В последующем объединенное предприятие, продолжающее носить название «Вторая пятилетка» влили в состав более мощного предприятия, в райпромкомбинат. Это произошло в 1956 г. После этого предприятие стало крупным, численность работающих составляла более 150 чел.

Теперь в составе райпромкомбината действовали два лесоучастка, в Табате и Майна, работал лесопильный, столярный, швейный, сапожный и пимокатный цехи. Для улучшения технологии и облегчения труда стали постепенно механизировать производство.

Заведующим лесопильным цехом работал Иннокентий Ионович Мещеряков. Столярный цех возглавлял Михаил Иванович Мещеряков. Рабочие столярного цеха, более десяти человек, занимались изготовлением мебели, ремонтом старой, выполняли другие виды работ.

Руководство швейным цехом многие годы осуществляла семейная династия Глеков, мать и дочь, особенно Эмилия Ивановна Глек. Продолжительное время в цехе работала Мария Бородаева.

В сапожном цехе продолжал работу мастер Николай Кононов, перешедший сюда из промартели «Вторая пятилетка». В пимокатном цехе работало посезонно 15-18 человек. Круглогодичным пимокатное производство стало в 1960-е гг.

Нужно отметить высокое качество продукции пимокатного цеха. Бейские валенки пользовались большим спросом не только в Хакасии, но и за ее пределами. Жители близлежащих районов активно везли шерсть на валенки, уверенные в том, что здесь будет изготовлена удобная, добротная и полезная для здоровья традиционная сибирская обувь.

Автор книги «Бейская земля глазами современников» особо отмечает деятельность старейшего работника, мастера пимокатного производства Александра Николаевича Шнель, который всю свою трудовую жизнь посвятил местной промышленности. Начинал работать в артели им.XVIIIсъезда Советов, затем после объединения трудился в райпромкомбинате. Уроки высокого мастерства получал в юности у таких специалистов своего дела как сапожник Тычинин и пимокатчик Г.В. Санжаров, ветеранов артели «8 съезда Советов».

Позднее производственный потенциал артелей, райпрмкомбината послужил основой создания комбината бытового обслуживания.

Осенью 1942 г., 28 октября, Бейский исполком райсовета, выполняя постановление Красноярского краевого Совета депутатов трудящихся от 22 апреля 1942 г. об организации райпищекомбинатов в крае, принимает решение о создании подобного предприятия в районном центре. Директором райпищекомбината была назначена Ратникова Мария Федорвна. Ей было поручено «оформить в промбанке ссуду и немедленно приступить к организации райпищекомбината и пустить таковой в эксплуатацию на 1 декабря 1942 года». Исполком райсовета обратился в Крайпищепром с просьбой обеспечить создающееся предприятие технической документацией и инструкциями по технологическому процессу.

Старожилы с. Бея, должно быть, помнят, что позднее райпищекомбинат располагался в специально построенном для него здании и выпускал продукцию с хорошим качеством, это были пряники, печение и др. изделия.

Выпускалась, например, замечательная колбаса с использованием давальческого сырья.

По протоколу № 1 заседания балансовой комиссии управления Хакоблпищепрома 1 февраля 1954 г. в отчете директора Бейского райпищекомбината т. Нинько о работе предприятия за 1953 г. сообщается  об ассортименте выпускаемой продукции. Так, план по кондитерским изделиям был выполнен на 146 %., по дровам на 110 %., не было выполнено задание по изготовлению сока, безалкогольных напитков, повидло и варенья.

Предприятие имело небольшие мощности и небольшую численность работающих. В статистическом отчете, приложении Баланса предприятий промышленности районного и областного подчинения по Бейскому райпищекомбинату на 1октября 1951 г. численность наличного персонала составляла всего 12 человек.

Трудовой коллектив промартели им. Стаханова вел лесозаготовки, занимался домостроением, обозостроением, сколачиванием ящиков. Учредителями артели были М.А. Шешин, Г.З. Шкуратов, М.Е. Сутурихин. Со временем на местной лесосырьевой базе и накопленного производственного опыта артельщиков был создан леспромхоз, а деревня получила название Богословка.

По свидетельству Александра Ивановича Савилова, с 1959 г. работавшего в должности главного механика, затем до 1985 г. главного инженера предприятия, Богословский леспромхоз был организован в 1950-е гг. на базе промартели поселка Майна и артели «Производственник» села Табат. Во вновь созданный леспромхоз влилась также артель деревни Богословка, которая занималась изготовлением костылей для госпиталей Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Леспромхоз вобрал в себя и деревушку Малый Бабик, в которой жили ссыльнопоселенцы.

Лесосырьевая база предприятия в те годы была в основном на водосборных площадях реки Уй и ручья Чазрыг-Турунташ. Вести работы за Джойским хребтом леспромхоз ушел в середине 1960-х гг. (1, стр. 189).

В 1950-е – начале1960-х гг. леспромхоз всеми тремя участками заготавливал до 80 тыс. куб. м древесины. Начальником Майнского участка былН.А. Кацин, Богословского – И.Е.Быков, Табатского – М.Ф. Фролов. Почти весь объем вывозимого леса направлялся на лесопильное производство, размещенное в Майна, Богословке и Табате.

Первым директором леспромхоза был Владимир Семенович Верия, затем до 1967 г. возглавлял предприятие Иван Константинович Чуфтаев, а в 1967 г. с Майнского лесозавода пришел директором Анатолий Иванович Бурмагин. В те годы бурного развития экономики страны, когда создавались тысячи новых предприятий, испытывалась острая потребность в технике и оборудовании. Отечественное машиностроение не успевало своевременно удовлетворять возрастающие заказы на станки, машины и технологическое оборудование, поступающие со всех уголков огромного государства. На деньги купить что-либо из оборудования и транспорта было невозможно. И руководителям предприятий приходилось помимо официальных каналов искать и находить другие пути для того, чтобы улучшить условия труда и механизировать производство. Много времени и усилий приходилось тратить на установление нужных связей с различными поставщиками и руководителям леспромхоза. Так, при И.К. Чуфтаеве были налажены отношения с одной из воинских частей, где представители леспромхоза, как пишет бывший главный инженер предприятия А.И. Савилов, «брали автомашины МАЗы-501, 502 с двумя ведущими мостами». С приходом А.И. Бурмагина связи с этой воинской частью получили развитие, новый директор «наладил взаимодействие с Минским автозаводом, Ярославским моторным заводом, Челябинским тракторным заводом. К нам пошли так называемые «запчасти», полностью машины поставлять было нельзя, фондовые основные средства давали только в «большой лес», а на местную промышленность фондов не хватало (мы в группу «А» не входили). Мы получали узлы, рамы, двигатели, КПП, мосты, бортовые гусеницы и т.д., потом наши трактористы собирали их и на работу в лес выходили уже, считай, на новом Т-100, Т-130. Машины МАЗ-509 мы также собирали из узлов, потом в Черногорске проводили вроде капитального ремонта, документировали переоборудование МАЗ-501 на МАЗ-509. Вот таким образом в леспромхозе обновлялся машинно-тракторный парк. Погрузку производили в сортиментах в 1950-е годы «Дерриками», потом автомобильными кранами, а в 1980-е годы уже покупали на Абаканском механическом заводе (В.Ш.) манипуляторы ЛТ-72».

Богословский леспромхоз стабильно производил пиломатериалы до 40 тыс. куб. м в год. По Табатскому участку, например, доводился план вывозки круглого леса 25-27 тыс. куб. м в год. В месяц пилили по1000-1200 куб. м пиломатериала, выпускали рейку пола, штакетник, штукатурную дрань, палочку круглую для швабр. От 10 до 15 тыс. куб. м пиломатериала поставляли в район, затем по нарядам отгружали в Башкирию, Среднюю Азию и другие регионы, почти по всему Союзу.

Столярные изделия и пиломатериалы леспромхоз отправлял и в Минск, Ярославль и Челябинск, в счет оплаты за поставляемые узлы тракторов, автомобилей и моторов.

В истории леспромхоза, в повседневной деятельности его коллектива было немало моментов, когда проявлялись высокие трудовые качества людей. Один из таких эпизодов был связан с необходимостью строительства дорог, когда предприятию выделили лесосырьевую базу за Джойским хребтом. И руководство леспромхоза, добившись частичного финансирования в министерстве, приступили к строительству своими силами, не надеясь на подрядные организации, которые исполняли заказы долго и дорого.

На собранных механизаторами леспромхоза из узлов четырех бульдозерах сумели за одно лето построить 50 км дорог: от Богословки по Котую и Клайскому перевалу до Катаихи; от Табата по Турунташу и через Джойский перевал до Урлов.

А.И. Савилов отмечает: «Классные были бульдозеристы, им не надо было указывать трассу, чертить профиля, достаточно было только показать намеченную трассу. Сейчас в это трудно поверить, но было действительно так» (там же, стр. 190). Всего, таким образом, было построено около 200 км дорог. Это без учета строительства «усов, погрузочных площадок и волоков», что считалось мелочами. Теми мастерами – бульдозеристами были Петр Михайлович Фролов, Анатолий Яковлевич Полежаев, Анатолий Васильев, Иван Мандрощенко. Главными проектировщиками дорог были Александр Иванович Коликов, Иван Федорович Лешков, Иван Петрович Хилько, Анатолий Григорьевич Олейник.

На главных технологических участках при трелевке леса лучшими были трактористы Анатолий Яковлевич Полежаев и Михаил Иванович Самсонов. Они в горных условиях на тракторах Т-100 при среднем объеме хлыста до 0,4 куб. м трелевали до 1200 куб. м в месяц.

На вывозке леса всегда выполняли план водители лесовозов Иван Полежаев, Анатолий Олейник, Виктор Полежаев, Яков Афанасьевич Жуков.

Богословский леспромхоз вместе с 9-ю другими предприятиями местной промышленности Хакасии и южных районов Красноярского края работал в составе объединения «Хаклесдревпром» и был среди них одним из самых крупных по объему производимой продукции. Уровень технической вооруженности труда, как и в большинстве предприятий местной промышленности, не был высоким, тем не менее, леспромхоз вместе с Черногорской мебельной фабрикой, Абаканским и Ширинским деревообрабатывающими комбинатами входил в число лучших по объединению. Так, в 1975 г. 58,1 % рабочих Богословского ЛПХ были заняты механизированным трудом, уровень механизации и автоматизации производственных процессов составлял 41,8 %.

В середине 1970-х гг. леспромхоз, выполняя решения съездов партии и правительства по увеличению производства товаров народного потребления, освоил производство пихтового масла, древесностружечной плиты, построил швейную фабрику. И в последующие годы предприятие продолжало работать по расширению ассортимента выпускаемой продукции.

Руководство леспромхоза заботилось о людях: всегда исправные вахтовые машины, вкусный и сытный обед в котлопункте, свой зубоврачебный кабинет, путевки на курорты. Была развита художественная самодеятельность. Все – бесплатно.

По мере активного освоения лесных ресурсов по берегам реки Абакан и организации молевого сплава древесины вначале 1930-х гг., создания Абаканской сплавной конторы и организации треста «Хакаслес» часть трудоспособного населения района стала работать в данной отрасли производства. В составе Абаканской сплавной конторы, по сведениям С.М. Васильева, который в 1939 г. был назначен начальником Шалгиновской сплавной дистанции, по берегу Абакана в границах современного Бейского района были созданы четыре сплавные дистанции: Большой Монок – 2-я дистанция, Маткечик – 3-я, Койбалы – 4-я и Шалгиново – 5-я. Везде требовались рабочие руки. Во всех сплавных дистанциях, позднее сплавных участках, строили жилье, пекарни, магазины.

Сплав проводился вручную с привлечением сезонных рабочих. Работы велись и с использованием гужевой тягловой силы. Лошади были задействованы на скатке и при сборе разнесенной древесины. Во время сезонных работ летом на сплаве трудились и дети, в основном коногонами. С начала войны вместо ушедших на фронт мужчин встали на молевой сплав женщины.

В 1959 г. после ввода в эксплуатацию мощностей Аскизского лесоперевалочного комбината, где была построена передерживающая запань на устье протоки Сергеевской, протяженность сплава леса была сокращена.

Продолжал действовать сплавной участок в Большом Моноке. Начальником участка был Байкалов И.В.. Численность рабочих на участке в тот период доходила до 250 чел. В целях сохранения стабильного коллектива сплавной участок вынужден был дополнительно заниматься зимними лесозаготовками. Для этого Бейский лесхоз отвел лесосеку, и начались новые для организации работы.

В 1969 г. коллектив Большемонокского сплавного участка пережил тяжелые испытания. На р. Абакан был большой подъем воды, в результате чего были выведены из строя наплавные сооружения, боны и дамбы, произошел разнос древесины, и предприятие понесло большие убытки.

Вначале 1970-х гг. трестом «Хакаслес» была поставлена задача по увеличению лесозаготовок с 5 тыс. до 25 тыс. куб. м и в то же время доведению сплава леса по р. Абакан до 300 тыс. куб. м проплава. И в сегодняшнем представлении такие задачи говорят о высокой интенсивности и напряженности труда в организации.

В сплавном участке была своя техника, на различных работах действовало от 12 до 15 тракторов С-100, лес вывозился в хлыстах на автомобилях КРАЗ-214 (9-12 машин), работали погрузчики П-2 и П-4.

В 1981 г. после перевода прежнего начальника сплавного участка И.Н. Неделина в Артемовский леспромхоз (пос. Кошурниково Красноярского края) руководителем Большемонокского сплавного участка был назначен Анатолий Сергеевич Васильев.

Предприятие продолжало развиваться, наращивалась активная часть основных производственных фондов. Численность тракторного парка С-100 выросла до 21 единиц, действовали погрузчики, лесовозы, самосвал. Для перевозки людей имелось два автобуса, оборудованы ЗИЛ-131 (вахта). Была своя кузница, гараж, заправка, катера.

Уделялось внимание и развитию социальной сферы: работала пекарня и магазин; велось жилищное строительство, в результате появилась целая улица из домов, принадлежащих семьям работающих в организации.

План лесозаготовок был доведен до 28 тыс. куб. м, проплав по сплавному участку до Аскизского лесоперевалочного комбината – до 300 тыс. куб. м. Как отмечает А.С. Васильев, трудовой коллектив был стабильным, численность рабочих составляла 250 чел., в это время отсутствовала текучесть кадров. Некоторые рабочие трудились по 30-40 лет. Были целые династии, это Байкаловы, Сипкины, Бычковы, Губановы, Худяковы, Елгины, Коноваловы, Козицины, Табурчиновы, Чистыгашевы, Чебодаевы, Токмашовы и др.

За высокие показатели в труде многие награждались Почетными грамотами, ценными подарками, медалями «Ветеран труда». Медалью «За трудовую доблесть» был награжден А.М. Емин. Медалью «За трудовое отличие» в 1966 г и медалью «За трудовую доблесть» в 1969 г. был награжден А.С. Васильев. Орденами Трудового Красного Знамени были награждены М.В. Чистыгашев и К.С. Казыгашев.

Потомственный работник сплавного дела, начальник Большемонокского сплавного участка с 1981 г. по 1992 г. А.С. Васильев всю свою трудовую жизнь посвятил лесной промышленности, работал в молодости сплавщиком, электромехаником, автомехаником. Постоянно учился: закончил Сонскую лесотехническую школу, затем Красноярский техникум, в 1972-1974 гг. прошел переподготовку в филиале Московского института усовершенствования кадров в г. Красноярске. Работал на лесозаготовках, транспортировке древесины – молевом сплаве, лесопильном производстве и не только. Довелось ему вместе со своим коллективом потрудиться и на восстановлении лесов. Работники сплавного участка под его руководством почти ежегодно участвовали в весенних лесо-культурных работах по облесению местных песчаных почв. Авторитеты лесного хозяйства района не зря относят А.С. Васильева к числу созидателей бондаревских рукотворных боров.

МБУК "Бейская межпоселенческая районная библиотека" © 2019 | Бесплатный хостинг uCoz