Четверг, 22.08.2019, 14:17Главная | Регистрация | Вход

О ГЛАВНОМ

КОЙБАЛЬСКАЯ ДУМА

  • История
  • Публикации
  • Фотогалерея

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
История с.Уты

(по материалам Минусинского госархива)

Уты - эта старинная деревня стоит вдоль небольшой речушки, протекающей вдоль горы с восточной стороны деревни. С западной стороны деревни на небольших пригорках - березовые рощи. Потому и выбрали эти места для будущей деревни первые поселенцы из родов Худяковых, Собакиных, Таскараковых. Возраст деревни насчитывает более трехсот лет. На утинском кладбище лежит надгробная каменная плита, на ней высечено - 1685 год. Второе подтверждение из справки госархива Красноярского края от 11 сентября 1985 года № 7418: первое упоминание о селе Бейское мы встречаем в 1789 году. Первоначально село

Бейское примыкало к Базинскому обществу и входило в состав Аскизской волости Мину¬синского уезда в числе других 15 заимок, а затем отошло к Утинскому обществу той же волости. Это позволяет сделать заключение о том, что Утам более трехсот лет. Может быть, это и не совсем так, других доказательств мне найти не удалось. В 1909 году был большой пожар, в числе пострадавших от пожара зданий было и здание местного архива Бейской волости. В моем рассказе больше сведений со слов старожилов, которых осталось уже очень мало, да их детей. Моими консультантами были: мой отец Иван Владимирович Самороков, 1945 года рождения, мой дед по материнской линии Иван Андреевич Семашкин, который родился 7 июля 1905 года и которого, к сожалению, сегодня нет уже с нами, но он, несмотря на свой почтенный возраст, до последних дней сохранил светлый ум и твердую память (он помнил всех своих односельчан по имени и отчеству, помнил все тяжелые дни Великой Отечественной войны, дни блокады Ленинграда, о чем свидетельствуют повествования, составленные по его воспоминаниям, которые хранятся в школьном музее Славы Сабинс¬кой средней школы), Константин Викулович Худяков, 1943 года рождения, Федор Викулович Худяков, 1920 года рождения, Ефим Федорович Артищев, 1924 года рождения, а также воспоминания жительницы села Марии Никифоровны Худяковой (бабушки Марии, сосед¬ки, близкой подруги, кумы моей бабушки по линии матери Анастасии Агеевны Семашкиной), взятые из публикации местной газеты «Саянская Заря» (№ 12, 1997 год). Прошлое забывать ни в коем случае нельзя, ведь без прошлого нет будущего.

Воспоминания бабушки Марии:

 «Старинное хакасское село Уты названо в честь небольшой, плавно несущей свои воды речки, впадающей в реку Абакан. Об этом свидетельствуют старожилы.

Я приехала из с. Табат. Население д. Уты состояло из хакасов и русских. Верхнюю часть деревни, где преимущественно проживали хакасы, почему-то называли Арбаты, помнится на краю села, возле озера, еще стояло несколько юрт. Деревня была большая, дома ладные, хозяйство у большинства утинцев крепкое. Занимались в основном скотоводством. Держа¬ли много овец, коров, хлеб же сеяли только для семейной надобности.

Мой муж Моисей Худяков родился и вырос в многодетной семье. Мать его рано овдовела и одна поставила на ноги 8 детей, и не удивительно - тогда почти у всех детей было много.

Быт того времени складывался по-особенному. В доме, куда меня сосватали, я стала четырнадцатой. Кроме Мози, его матери и меня, жили еще два его брата с женами и ребя¬тишками. Это было скорее необходимостью, чем нуждой. Одной семье было трудно прокор¬миться, ведь тогда все жили единолично, о каких-то там артелях, коммунах, колхозах и речи не было. А такое добровольное сотрудничество родственников позволяло жить без¬бедно даже в засушливые и неурожайные годы.

Примерно в 1925-1926 годы организовалось товарищество по совместной обработ¬ке земли (ТОЗ).
Когда общественным стал скот, я пошла работать дояркой. Часть продукции сдавалась государству в обмен на товары первой необходимости. В 30-е годы в Утах образовался кол¬хоз «Повстанец», позднее «20 лет Октября». В 1935 году появился первый трактор, для нас это было событием первой важности.
Все смогли пережить, преодолеть и войну, и голод, и разруху»...

Из публикации в газете «Саянская Заря» (К сожалению, автора этой публикации в газете «Саянская Заря» установить не удалось (начало 80-х):

 «Приедете в Уты, и первый же встречный без затруднения укажет на околицу, где чуть в отдалении от села продолжает жить маленькая улочка.

Там в большом пятистенном доме Вас тепло встретят его хозяева Анастасия Агееевна и Иван Андреевич Семашкины. Люди, на долю которых выпали нелегкие испытания.
Отсюда провожала на фронт мужа, колхозного кузнеца, Анастасия Агеевна, оставшись одна с четырьмя малолетними детьми на руках. Одно только и согревало сердце - надежда да осознание того, что не ей одной выпала такая доля.

После тяжелого ранения в конце 1943 года Иван Андреевич на костылях вернулся до¬мой в родное село. Несмотря на ранение, Иван Андреевич долго дома не отсиживался. Хо¬рошие кузнецы по-прежнему были нужны колхозу, а потом совхозу.

По мнению нас, внуков, если и существовал рай на земле, то он был именно там, на маленькой улочке в Утах. Красивее место вряд ли можно вообразить. На небольшой возвы¬шенности стоит высокий светлый дом, около дома брусовые надворные постройки. Огром¬ная ограда и усадьба - около гектара земли. Огород плавно спускался к речке, летом в речке ловили хариуса, иногда везло меньше, тогда домой приносили несколько маленьких пищуг. Зимой на гору за речкой затаскивали конные сани и веселою ватагой неслись с горы. Летом еще самым любимым занятием было: с утра проснуться первым, сбегать через дорогу на озерко искупнуться. Рядом с озером был колхозный сад, туда в августе мы лазили за ранетками. А за садом сразу шли поля с кукурузой, когда она вырастала в человеческий рост - мы ходили туда играть в прятки».

Из устных преданий:

До Великой Отечественной войны в деревне проживало более сот семей. Дома были в основном пятистенки или, как их еще называли, крестовые. Но не все, были и просто избушки - это зависело от материального положения хозяина. До революции было очень много богатых хозяев, их потом еще называли - «кулаки». Это Тимофей Купчигин, у него было две или три отары овец простой грубошерстной сибирской породы, в пределах пятидесяти голов крупнорогатого скота местной сибирской породы, десятка три лошадей. Были и другие богатые - Федор Шахматов, Евдоким Тимофеевич Худяков. Были и зажиточные, как их называли, - середняки. Но много было и бедняков, работавших у богатых.

Земли в Утах было много. Я точно не знаю, но где-то в пределах десяти-одиннадцати тысяч гектаров, много пахотной, мочаги - это поливные сенокосы на богатых землях, их тогда почему-то называли пайками. Механизации не было никакой. Тягловой силой была лошадь. Сено косили ручной косой (литовкой), сгребали ручными деревянными граблями, метали (стоговали) деревянными вилами. Хлеб тоже косили косами, на которых были приспособлены легкие деревянные грабки, молотили хлеб цепями. Это уже потом, ближе к семнадцатому году, у более зажиточных крестьян стали появляться сенокосилки, жатки-лобогрейки, конные молотилки (молотилка, кстати, на всю деревню была одна).

Люди в Утах были в основном малограмотными. Ныне существующая там начальная школа была построена в 1914 году. Подрядчиком был Зиновий Иванович Резников. Первой учительницей в этой школе была Анастасия Спиридоновна Корчагина. Появилась изба-читальня.

За акушерку и лекаря была в то время Пелагея Акимовна Данилова - умнейший и бескорыстный человек. Лечила она травяными настоями, роды принимала не только в Утах, но и в окрестных деревнях.
До революции руководство деревней осуществлял один староста, который выбирался обществом (имевшим на это право), и у него был писарь, который занимался бумагами. После революции в деревне был организован сельский совет, который осуществлял руководство, был организован ревком. Председателем ревкома был бывший рабочий одного из красноярских заводов Максим Собакин.

ёВ начале 20-х годов в Утах организовалось ТОЗ. Его председателем был Георгий Собакин. В ТОЗ вошли 17 бедняков, в том числе комсомольская ячейка, которая состояла из 4-х человек, а первым ее секретарем был И.Ф. Худяков. Ревком пригласил из Абакана землеустроителя, и он «нарезал» для ТОЗа землю за счет изъятия земли у кулаков.

В первую весну ТОЗ засеяло 300 гектаров пшеницей. Пахали плугами на лошадях. Осенью ТОЗ получило трактор «Фордзон», реквизированный в Таштыпе. Его появление было огромным событием. Народ не сразу решался подойти к невиданной машине. Старухи кре¬стились. Георгий Собакин, который раньше работал на одном из красноярских заводов, был знаком с моторами, взялся обучать управлять трактором Ивана Гарюхина, ставшего первым трактористом в Утах. Нелегкие это были времена.

Через несколько лет вместо ТОЗа была организованна коммуна, в которую вошли еще несколько бедняков. Председателем коммуны избрали Семена Елкина. Пахали на лошадях.
Не было горючего для трактора, который сдали мелиоративному товариществу в Аскизе, потому что в то время Уты относились уже к Аскизскому району.

В 1930 году организовался колхоз «Повстанец». Первым председателем был Кузьма Каблуков. Были организованы в колхозе две конные бригады, потому что обработка земли и все остальные работы проводились на лошадях. В колхозе появилась конная хлебоуборочная техника. Было пять или семь сноповязалок, но эти машины, не совсем усовершенствованные, часто ломались. Были жатки-самосброски, у которых было пять крыльев-лопастей, и машинист по массе хлебов задавал ей ход -    каким крылом она должна была сбрасывать сноп. Основной хлебоуборочной, а точнее, хлебоскашивающей машиной оставалась жатка-лобогрейка. Скошенный хлеб женщины вязали в снопы, ставили по десять штук круглой кучей вверх колосьями, это
называлось суслонами. Это очень тяжелый труд. Была норма связать 300-400 снопов на одного человека, но вязали и по 2000 штук.

При организации колхоза построили ферму и МТФ - это два коровника и телятник. Эта ферма была в верхней части деревни - все эти строения назывались теплыми дворами. Да они и соответствовали этому названию, они действительно были теплыми и прочными, ведь они простояли до нашего времени, а сейчас все разворочено и уничтожается. Когда были построены эти теплые дворы, тогда местную сибирскую породу коров стали заменять на чистокровных симментальских, их закупали за границей. Первым заведующим фермой был Терещенко. В то время на ферме был создан идеальный порядок, хорошие были созданы условия для животных, но по-прежнему труд людей оставался очень тяжелым - люди работали на износ. Коровы были высокоудойные, доили их вручную три раза в день. Телят стали выращивать отдельно от матерей, а не на подсосе, как это было испокон веков. В это время крупнорогатый скот кормили в основном соломой, сено скармливали лошадям, потому что без лошади в то время прожить было нельзя.

Появился первый колесный трактор. В верхней части деревни была восстановлена мельница, которую строил Максим Собакин еще до революции.

В 1937 году колхоз «Повстанец» переименовали в «20 лет Октября». В это время и еще долго - чуть ли не до 80-х годов - хозяйство было многоотраслевое. В колхозе были свиньи, куры, пчелы, ферма черно-бурых лисиц. Примерно в это же время был посажен огромный колхозный сад яблонь. Первым садоводом был Тимофей Михайлович Таскараков, ему уже в то время удалось вырастить в Сибири сладкие груши.
Кроме своей основной работы - выращивания зерна, производства мяса, молока и т.д. -    колхозам доводился твердый план лесозаготовок для государства. Большая часть мужиков на лошадях по первому снегу уезжали на лесозаготовки, возвращались домой в марте.

Многие молодые парни и девчата тоже уезжали с ними сжигать сучья. Затем по весне пешком сплавляли (мулевали) лес по реке Абакан и его притокам. Зимой на лошадях мужики также завозили грузы для золотодобытчиков в «Союззолото».

Заготовка сена производилась вручную. Чистые места скашивали конными сенокосилками, а все неудобицы обкашивали вручную косами. В каждой коневодческой бригаде были организованы звенья ручной косьбы женщин, человек по двадцать. Стоговали деревянными вилами мужики. Гребли и подвозили сено ребятишки семи-четырнадцати лет, а подгребали деревянными граблями за волокушами молодые девчонки, по две за каждой волокушей. Волокуши были деревянные на две лошади, В каждой конной бригаде, которых потом стало три, было по два-три звена по заготовке сена. Землю пахали и боронили в основном на лошадях вплоть до пятиде-сятых годов. Позже стали появляться в колхозе тракторы, в основном это были колесные, но был и гусеничный, только все они принадлежали Бейской МТС и часто ломались. Для уборки хлебов уже прицепляли комбайны «Сталинец» и «Коммунар», на которых хлеб косили прямым комбайнированием, поэтому зерно было не всегда нужной влажности. Для просушивания зерна была построена небольшая деревянная сушилка. Для подачи горячего воздуха (печи топили дровами) от печи в сушилку был установлен вентилятор, который через ременную передачу приводил в движение ворот, который вертела лошадь (одна или две), вращаясь по кругу.
Вспоминания Г.Кочелорова

«Горько вспоминать начало Великой Отечественной войны. Наше звено, в котором я возил копны, метало сено в урочище Борисовой пашни. Когда нам сообщили об этом, все сразу пали духом, понимая, что взрослому населению придется идти на защиту Родины. Незамедлительно началась мобилизация мужиков в армию. Хорошо помню, повестки призывникам привозили прямо на сенокосы. Привозил Григорий Савенко, который в то время работал счетоводом в колхозе. Бывало, если он едет, а он ездил на вороном жеребце, все сразу на некоторое время останавливали работу, ведь каждый знал, что сейчас кому-то надлежит ехать на фронт. А ведь все прекрасно понимали, что вернуться с фронта было мало шансов. Похоронки в деревню уже шли. Утинцев в этой войне погибло около ста человек. Сейчас еще хоть памятник стоит всем погибшим в центре деревни. Остается только надеяться, что утинцы сохранят его для потомков.

Когда началась война, моему деду Ивану Андреевичу Семашкину было 36 лет, он, как и все, пошел на фронт. Прошел через блокаду Ленинграда. Я очень часто спрашиваю у мамы: «Как была счастлива бабушка, когда дедушка вернулся домой живой, пусть даже и весь израненный?» Наверное, никто кроме нее не сможет представить себе - какое это было счастье.

В тяжелое и трудное послевоенное время продолжали крестьяне работать не жалея сил. Зерно на сдачу по государственному заказу возили в Очуры, насыпали в мешки и отвозили туда на лошадях. В колхозе было всего две машины: ЗИС-5 и полуторка, шоферами были И.М. Худяков и Н.М. Шахматов. Председатель колхоза, как и все, ездил на лошадях, вплоть до 1954 года, когда был для него выделен легковой автомобиль. Были в Утах и хорошие мастера-самородки: кузнецы братья Сергей и Иван Семашкины; плотники-столяры А. Елизенцев и М.А. Орехов. Ведь без кузницы и столярки в колхозе жизнь была бы немыслима.
Электричество в Утах появилось в 1952 году, вырабатывали его два дизельных мотора, стоявшие на зерноскладе. В этот же год было проведено радио.

Была снова построена водяная мельница, которая работала до пятидесятых годов, мельником был И.Л. Житников. Конечно, производительность была очень мала, но в общем-то для деревни хватало. Для полива зерновых и сенокосов строили оросительные системы. Из речки Бейки, от Пашкиного пруда, копали канал до утинских полей, протяженностью в пределах 12-13 км, оканчивался данный канал под Красной горой, образуя из неиспользованной воды озеро. На копку этого канала привлекалось все трудоспособное население колхоза. В конце концов этот канал был построен и действовал. Действовали и другие оросительные системы. Поливали даже зерновые в урочище Соленого озера. Для полива сенокосов (мочагов) системы подновлялись, реконструировались и в рабочем состоянии находятся и поныне. Но вся эта система сейчас заброшена, и никто ей не пользуется. Ведь сейчас поливом не занимаются. В колхозе была большая посевная площадь, в пределах 5-6 тысяч гектаров. Во время войны и после пахали и боронили на лошадях, на быках и даже на коровах. Лошадей не хватало. Ведь лучших лошадей забрали в армию.

В 1957 году колхоз «20 лет Октября» был реорганизован в совхоз им.Куйбышева. Тогда в этот совхоз вошли, кроме Ут, Шалгиново, Чаптыково, Койбалы, Усть-Киндирла, Верх-Киндирла, было шесть ферм. Первым директором совхоза стал Иван Николаевич Баинов, первым управляющим в Утах (ферма № 4) был Г.К. Евграфов, так как он был председателем колхоза на это время. Долгое время (с довоенного 1939 и до послевоенного 1957) до образования совхоза пред-седателем колхоза был Владимир Кузьмич Самороков. Это был деловой крестьянин, много сделавший для колхоза. После того как Уты стали фермой № 4 совхоза им.Куйбышева, а совхоз овцеводческим, на этой ферме было по 11-12 тыс. овец. Когда ферма МТМ была в верхнем конце деревни, дойных коров было немного, где-то в пределах трехсот голов, но она славилась высокими надоями. В 1967-70 гг. от одной коровы надаивали 2700 кг молока. Бригадиром фермы был Ефим Федорович Артищев. Доярки: Елизавета Купчигина, Сусанья Чибугина, Евдокия Кыстоякова, Валентина Худякова и другие. Тогда доили вручную, навоз тоже убирали вручную и вывозили на лошадях. В нижней части деревни в 1960 году был построен кирпичный свинарник. Два огромных помещения на 2,5-3 тысячи свиней. Раньше в этом же месте был старый свинарник. В новом условия были хорошие, поэтому поголовье быстро росло и пополнялось. Заведующим в это время был К.П. Савенко, свинаркой Пелагея Устиновна Купчигина и другие.. Позже почему-то совхоз ликвидировал свиней, свинарник был реконструирован под коровник, до 500 дойных коров. Последнее время ферма славилась хорошими породами лошадей - чистокровная орловская и русский рысак. Это благодаря Ефиму Федоровичу Артищеву, который был управляющим фермой.

 перестройкой и в последующий постперестроечный период жизнь в деревнях стала увядать, не стала исключением и деревня Уты. В настоящее время все порушено, нет ни одного животноводческого помещения, нет и животных, за исключением сотни лошадей. Сровняли с землей и зерносклад. Деревня вымирает. В 1997 году в школе в четырех классах еще учились 26 учеников. По данным местной участковой избирательной комиссии, в декабре 2002 года в деревне осталось 20 избирателей.

Если повнимательнее проанализировать жизнь деревенского крестьянина, то можно сказать, что жизнь была и есть очень тяжелая. До советской власти крестьяне занимались своим личным хозяйством, работали от зари до зари, но революция и коллективизация с введением общественного труда оставили свои отпечатки. В 1933 году - сильная засуха, голод. Крестьянин из сложных ситуаций выходил один на один, потому что государство само держалось на крестьянине. 1937 год - ежовщина, каждый мог за любой небольшой проступок или чью-то клевету получить срок или даже быть расстрелянным.
В1941 году началась Великая Отечественная война, которая длилась до мая 1945 года, где было все мобилизовано для фронта, для победы. Затем - восстановление разрушенного хозяйства. В это время люди жили без паспортов, их им просто не выдавали. И только с шестидесятых годов хозяйство мало-мало окрепло и люди начали жить более-менее нормально.

В 1985 году началась перестройка, в 1991 году перестало существовать огромное государство, для многих людей старшего поколения - перестала существовать их Родина. Люди просто не успели понять, как быстро развалились колхозы, совхозы и началось практически вырождение сельского хозяйства и деревень в России. За несколько лет, которые для истории лишь небольшая песчинка во времени, все производство свернуто, овцеводство полностью уничтожено, крупнорогатый скот на грани полного уничтожения, животноводческие помещения полностью уничтожены. Земля зарастает бурьяном, и кажется - впереди никакого просвета.

БОЛЬ МОЯ

О, как надоело бояться!

До боли зубной унижаться!

От страха дрожать и молчать

И волком степным завывать!

О, дайте мне сил на смиренье,

К работе постылой терпенье,

К начальству чуть-чуть уваженья,

Иначе начну бунтовать!

О, кротость! О, русская кротость!

Нами затоптана гордость,

Раздавлена, в угол забита,

Сырою землею зарыта,

Распята, подобно Христу.

О сердце, не лопни в поту!

* * *

О, боль моя! Я знаю: ты течешь 

Во мне по жилам алой кровью. 

О, разум мой! Я знаю: ты зовешь 

К вершине счастья, сжавшись болью. 

Ты белой птицей мечешься в зари, 

Зовешь, кричишь, и нет тебе покоя. 

Безумно верю: будут в жизни дни 

Хмельного счастья и стихов прибоя. 

Прибоя шумного, чтоб закипала кровь. 

Чтоб стих и разум как родные братья 

В моей груди приобретали НОВЬ 

И приносили людям только счастье.

 

Сейчас о деревне вспоминают лишь в двух случаях: родные и близкие тех, кто похоронен на деревенском кладбище, когда приезжают убрать и навестить могилы; да летом отдыхающие и отпускники, приезжающие отдохнуть и подлечиться на Соленое озеро. Озеро настолько соленое, что в ветреную погоду волны прибивают к берегу желтоватого цвета плоские камушки, когда их берешь в руки, они легко крошатся - это небольшие кусочки соли. Когда-то здесь стоял соляной завод и в Утах добывали свою соль. На небольших горках по берегам озер когда-то давным-давно ходили табуны коней... Теперь все пришло в запустение.

Автор: С.И. САМОРОКОВА, студентка юридического факультета Красноярского государственного аграрного университета

МБУК "Бейская межпоселенческая районная библиотека" © 2019 | Бесплатный хостинг uCoz